Концерн «АвтоВАЗ» снова стал полностью российским

За день до Нового года на «АвтоВАЗе» объявили о том, что компания вновь стала российской. В смысле, по юрисдикции — она больше не зарегистрирована в голландском офшоре. А контрольный пакет по-прежнему у французов. Но всё может поменяться, не исключено, что завод в Тольятти вернётся в собственность России.

«В соответствии с договоренностями переход СП в российскую юрисдикцию завершен. 100% акции „АвтоВАЗа“ переданы новой совместной компании — „Лада авто холдинг“, — имеющей юридический адрес в Москве. „АвтоВАЗ“ — отечественный бренд, завод работает в России, сейчас мы юридически это закрепляем. Французские партнеры полностью поддерживают такое решение», — говорится в предновогоднем сообщении Ростеха.

На данный момент в СП 66,7% акций принадлежит Renault и только 32,3% — Ростеху. В свою очередь, никакого такого подразделения «Lada» во французском концерне больше не существует. Ещё год назад, 1 января 2021-го, была создана структурная единица «Dacia-Lada», в которой собственного места для нашего автопрома нет. Останется всего одна платформа — CMF-B (Logan / Sandero III) — всё остальное пустят под нож.

«Французов можно обвинять в чем угодно, кроме того, что они являются некомпетентными автопроизводителями. По французскому сценарию этап номер один — сокращение численности работников на „АвтоВАЗе“. Этап номер два: ликвидация бренда „Lada“. „АвтоВАЗ“ никакого интереса для мирового автопрома в принципе не представляет», — предупреждал ещё в 2009 году эксперт в области автомобильной промышленности Тимур Хубаев.

Собственно, всё так и происходит. Государственная политика. Если кто не в курсе: крупнейший акционер Renault — правительство Франции, 20% капитала (более 23% голосов). Но это — официально, де-факто влияние государства гораздо больше. Плюс в капитале Renault есть доля Nissan — 15%. А в Nissan доля правительства Японии — 21%. Вот так всё запущено…

Обе страны России отнюдь не дружественны, и им совсем ни к чему, чтобы у нас имелась своя промышленность. Соответственно, идёт планомерное её уничтожение. Уже не первый год.

В 2014-м с «АвтоВАЗа» выгнали вице-президента по техническому развитию Евгения Шмелева и всю его команду, включая директора по инжинирингу Сергея Курдюка. Шмелев тогда предупреждал, что всё закончится переходом завода на «отвёрточную сборку» и полной утратой своей конструкторской школы. Именно это вскоре и произошло, французы разогнали заводское КБ и стали насаждать свои модели.

Если ничего не изменится, то завод в Тольятти вскоре ждёт совершенно жалко будущее. Из предприятия с полным циклом производства он превратится в линию по сборке машин из импортных комплектующих, на месте будут клепать разве что кузова, да и то не факт. Плюс окончательно уничтожат всё производство запчастей для «Нивы», «классики» и переднеприводных авто (2108−2110). Французам они незачем, чем меньше останется российских машин, тем больше они продадут своего одноразового хлама.

Но, в данном случае, к счастью, международная обстановка становится всё более напряжённой, и это даёт заводу шанс. Американцы уже ушли из Тольятти, причём тихо — СП «GM-АвтоВАЗ» было закрыто в декабре 2019 года. Никаких заявлений, просто взяли и продали свою 50%-ю долю «АвтоВАЗу». В Вашингтоне просто приняли решение, а в General Motors взяли под козырёк. Аналогичное решение могут принять и в Елисейском дворце.

В апреле во Франции выборы, кто придёт ко власти — пока непонятно. Плюс усиливающееся давление США. Слишком много факторов неопределённости.

Да и у самой компании дела идут, как бы помягче сказать, не очень. Чистый убыток Renault по итогам 2020 года составил рекордные $9,7 млрд., тогда как за 2019-й потери составили всего около $22 млн. — считай, сработали «в ноль». Данных по прошлому году пока нет, но за первую половину 2021-го продажи были всё ещё на 24,2% ниже значений первой половины 2019 года. Плюс усиливающийся дефицит автоэлектроники — в Renault планировали сокращение выпуска на 100 000 авто, но эта цифра уже превышена вдвое. Конвейер «АвтоВАЗа» тоже долго простаивал.

Допустим, это произошло — любители лягушатинки покинули берега Волги. С чем мы останется? Понятное дело, поставок с других филиалов Renault больше не будет, придётся заняться тем самым «импортозамещением», о котором так любили трубить различные «скрепные» деятели.

«Нива» (Niva Legend) и бывшая «Шнива» (Niva Travel) точно останутся, это полностью отечественные разработки, спасибо великому советскому конструктору Петру Прусову. Скорее всего, машинам вернут русские названия, а то импортные как-то бесят… Единственно, что непонятно — как быть с электрикой и электроникой? Те же электронные блоки управления (ЭБУ) двигателем в РФ давно не делают, в 2008-м предприятие уничтожили. Поставить карбюраторы — не вариант, их тоже уже не производят. Проблема…

ЭБУ, конечно, можно заказать у китайцев, сделают, им это несложно. Ровно как и все остальные электрические компоненты. Скорее всего, так и поступят, ведь развивать производство в РФ чиновники не любят. Точнее, всячески стараются этого не делать. Вредительство, никак не иначе.

Бесспорно, «Ниве» не помешал бы дизельный мотор, компактный, простой и надёжный. Без какой-либо электроники, с механической топливной аппаратурой. Таковые в природе есть, к примеру, дизель 3С-Т от Toyota. На машину мотор встаёт как родной, расход горючего падает в полтора раза, тяговые характеристики, наоборот, улучшаются вдвое. Можно купить лицензию и наладить производство. Но это — опять ненаучная фантастика, едросовские крысы созидать не способны.

С «Грантой» тоже вроде всё неплохо, ведь это, по сути, глубокой рестайлинг ВАЗ 2110. Проблема опять-таки в электрике с электроникой и ряде иных компонентов. Но тут опять придётся просить помощи у КНР.

Про Largus придётся забыть, там ничего отечественного нет, про Xray и Vesta тоже — доля импортных комплектующих превышает 50%.

Вполне себе удачный компакт (В-класс) «Калина» в 2018-м месье сняли с производства. Оно и понятно — надо продавать свой Renault Logan. Между тем наша машинка была куда симпатичней страшненького французского авто, да и с ремонтопригодностью всё было отлично. В принципе, выпуск «Калины» можно возобновить. Если, конечно, иностранцы не уничтожили штампы для производства кузовных деталей. Эти могли…

А загашнике имеется «Шнива-2», которую представили ещё в 2014 году. Все свои наработки СП «GM-АвтоВАЗ» продало «АвтоВАЗу», точнее, передало вместе со своим пакетом акций. Концепт практически готов, не хватает только моторов. Нужен двухлитровый бензиновый ДВС с мощностью около 140−150 л.с. и крутящим моментом 170−200 Нм, а также дизель — 120−140 л.с. и те же 200 Нм. Отечественных моторов с такими параметрами нет, посему придётся опять покупать лицензии. И опять — в теории.

По минивэнам и коммерческим авто — полный провал. Проект «Надежды» в 2006-м убил ещё ФГУП «Рособоронэкспорт», в августе того года машину сняли с конвейера. А вскоре и уничтожили все штампы для производства кузовных деталей. Хотя их хотели выкупить. Опять-таки, иначе чем вредительством подобное назвать сложно.

На базе «Нивы» и «Гранты» пока ещё выпускаются пикапы и фургончики, эти автомобили у малого бизнеса довольно популярны. Правда, безбожно дороги, но эту проблему можно решить.

И не только эту. Было бы желание, а уж денег в стране хватает, сколько их ежегодно выводится за границу известно всем, причём это — лишь официальные цифры. Хватит на всё: и на восстановление производства ЭБУ двигателей, и на покупку лицензии на какой-нибудь минивэн (например, типа Mitsubishi Delica — в нашей стране наиболее актуальны полноприводные машины!), и на моторы — бензиновые и дизельные.

Однако пока рассуждать о перспективах российского автопрома рано. В данный момент мы видим, как наши власти спокойно смотрят, как уничтожают завод, построенный на народные деньги. И ничего не предпринимают.

0